Юридические услуги. Консультации в сфере ЖКХ. Разработка сайтов. Тел.: 8-918-438-88-86. E-mail: dolotov108@yandex.ru

Не жильцы

9_vetВ каких случаях старое здание, приговоренное к сносу, можно не рушить? Какие права есть у тех, кому вместо аварийного жилья предлагают новое? И что будет, если желания перебираться в новую квартиру у жильцов старой — нет. На эти и вопросы ответил Верховный суд РФ в обзоре практики по проблемам аварийного жилья.

Как известно, правительство поставило цель — избавиться от развалюх — бараков, которых еще хватает на просторах родины. Но процесс признания дома аварийным и переселение оттуда граждан оказался болезненным и сложным. Две стороны — жильцы старых домов и местные чиновники, ответственные за ликвидацию барака и переселение его обитателей, очень часто не могут договориться. Несогласные граждане с одной стороны и обиженные чиновники с другой буквально атаковали суды. В результате в стране сложилась большая судебная практика по разрешению таких «аварийных» дел.

Поэтому Верховный суд показал коллегам правильный подход к разрешению некоторых спорных вопросов. Главный вывод , который сделал Верховный суд, проанализировав дела об аварийном жилье, звучит так — в основном судебные споры возникают из-за чиновников. Выражаясь точнее, из-за «ненадлежащего исполнения органами местного самоуправления, обязанностей, возложенных на них жилищным законодательством».

Верховный суд напоминает, по каким документам дом можно признать аварийным. Это сказано в 15-й статье Жилищного кодекса. Дом становится непригодным для проживания только по решению органа исполнительной власти. Есть главный документ — это постановление правительства от 28 января 2006 года N 47. Этот документ утвердил Положение о признании жилого помещения не пригодным для обитания там людей. Решать, сносить дом или реконструировать, должна межведомственная комиссия. Но ее мнение не окончательное и бесповоротное. Оспорить «приговор» зданию имеет право суд. Ведь не секрет, что иногда вполне нормальные дома, особенно в исторических центрах крупных городов, признают аварийными в угоду коммерсантам.

Верховный суд подчеркивает: если оспаривается заключение комиссии о непригодности дома, то местный суд должен обязательно проверить, был ли соблюден порядок принятия такого заключения. Часто под вопросом оказывается компетентность проверяющих. В качестве примера приводится иск граждан, которые написали, что к оценке состояния их дома не привлекли специалистов, а чиновники оценили состояние дома «на глазок».

Есть две ситуации, в которые могут попасть жильцы сносимых домов. Первая — это когда дом попал в адресную программу по переселению граждан из аварийного жилья. И вторая — когда дом в такую программу не попал. Если дом идет под снос не по программе, то квадратные метры у хозяина выкупаются. В таком случае суд не должен заставлять местных чиновников обеспечивать собственника жильем. А вот если дом попал в госпрограмму, тогда собственнику могут на выбор, либо отдать деньги, либо предоставить другое жилье. Но Верховный суд подчеркивает — есть сложные моменты именно в предоставлении другого жилья.

Главное — нельзя заставлять граждан выбирать что-то одно, то есть действовать насильно. Только по согласованию сторон. Именно практику договариваться Верховный суд считает правильной.

Ну а если договориться все же не вышло? Тогда чиновники требуют переселить насильно. Это болезненный вопрос — иски от граждан, которых не устраивает новое жилье и они отказываются переезжать. Верховный суд еще раз напоминает — такие иски о принудительном переселении от чиновников суды некоторых регионов удовлетворяют, что называется, «не глядя». Но по закону новое жилье должно быть лучше старого по уровню благосостояния. Как пример, ВС приводит отказ в иске чиновникам, которые хотели переселить семью из ветхого дома с паровым отоплением, в «новую» квартиру, но с печным. В любом случае — ухудшения условий жизни при переселении быть не должно. И еще важный момент — место переселения. Новая квартира должна быть в пределах того же населенного пункта, где была старая. Но и здесь наши чиновники нашли лазейку. Они стали «путать» два понятия — «границы населенного пункта» и «границы муниципального образования». На это Верховный суд ответил — эти понятия не тождественны. И привел пример, когда два суда — в Омске и Благовещенске попытались насильно переселить семьи в «пределах муниципального образования». В итоге оба новых адреса оказались больше чем в полусотне километров от городов, где у граждан было аварийное жилье.

Особый разговор о цене выкупаемого старого жилья. Верховный суд подчеркивает — она должна включать рыночную стоимость жилого помещения, убытки, которые понес собственник при его изъятии, включая упущенную выгоду, а также сумму за непроведенный капитальный ремонт.

Отдельный разговор о сроках переезда из аварийного жилья. Исков о затянутых сроках переезда в судах очень много. В этом вопросе у Верховного суда жесткая позиция. Если дом из-за ветхости опасен для жизни — решение о переселении надо принимать быстро. А то во многих регионах из года в год чиновники продлевают сроки переселения. Суд должен признавать незаконным постановление местной власти о переносе сроков и требовать предоставления людям безопасного жилья.

 «Российская газета» — Федеральный выпуск №6446 (174)