Юридические услуги. Консультации в сфере ЖКХ. Разработка сайтов. Тел.: 8-918-438-88-86. E-mail: dolotov108@yandex.ru

Хронология коммунального обмана или ГЧП регионального масштаба в ЖКХ.

История эта началась в далёкие июльские дни 2010 года, когда депутаты Государственной Думы приняли, а Президент России подписал Федеральный закон № 237 – ФЗ «О внесении изменений в Жилищный кодекс Российской Федерации…». Руководствуясь желанием повысить качество нормативно – правового регулирования в коммунальной сфере, высшие органы государственной власти РФ передали полномочия по установлению нормативов потребления коммунальных услуг, ранее принадлежавшие муниципалитетам, органам государственной власти субъектов Российской Федерации. Казалось, на основании ст. 76 Конституции РФ федеральные законы  имеют прямое действие на всей территории Российской Федерации, а ч. 2 ст. 3 Федерального закона от 06.10.1999 N 184-ФЗ (ред. от 07.06.2017) «Об общих принципах организации законодательных (представительных) и исполнительных органов государственной власти субъектов Российской Федерации», обязывает после принятия соответствующего федерального закона привести законы и иные нормативные правовые акты субъекта Российской Федерации в соответствие с данным федеральным законом в течение трех месяцев, в связи с чем реализация новых полномочий указанными органами является их обязанностью, а не правом, реализуемым по принципу «хочу-не-хочу», и пятимесячного срока вполне достаточного для установления и введения новых нормативов потребления с 1 января 2011 года. Но так только казалось.

Органами государственной власти Республики Адыгея нормативы потребления коммунальных услуг были утверждены только в августе 2012 года, а вступление в силу Приказа органа регулирования об установлении нормативов потребления тепловой энергии на отопление, необоснованных и завышенных, под разными предлогами было отложено до июля 2016 года.

Такими предлогами являлись ряд постановлений Правительства РФ, дающих право субъектам Федерации принимать решения об оплате гражданами услуги отопления равными долями в течение календарного года с применением нормативов потребления, действовавших по состоянию на 30 июня 2012 года.

Вот только речь в этих постановлениях шла именно о нормативах, установленных региональными органами власти, поскольку принятие таких решений и применение на их основании для расчётов с населением нормативов потребления на отопление, установленных органами местного самоуправления, имевшее место в Адыгее в течение пяти с половиной лет, с 1 января 2011 года по 30 июня 2016 года, являлось прямым нарушением ст. 157 Жилищного кодекса РФ.

С 1 июля 2016 года Постановление Правительства РФ № 307, определявшее порядок оплаты услуг отопления, прекратило своё действие. Утверждённые регулятором в 2012 году нормативы на отопление вступили в силу. Все они были приняты с нарушением действующего законодательства, без учёта конструктивных особенностей зданий, и завышены для многоквартирных домов более трёх этажей. Та фантазия, с которой регулятор неправомерно сформировал средневзвешенные и единые для муниципальных образований нормативы в 2012 году, не может не удивлять.

Например, для города Майкопа в целях их завышения регулятор наполовину занизил площади 5 – 9 – этажных домов, не оборудованных приборами учёта. Эти действия совершены на фоне составленных РСО актов о невозможности установки приборов учёта тепла в любом доме (при этом такая возможность всегда появлялась при появлении возможности откусить жирный кусок денежного пирога Фонда содействия реформированию ЖКХ).  Для Кошехабльского района, где манёвр площадями ограничен, с той же целью применён потолочно – высокий нормируемый удельный расход энергии на квадратный метр отапливаемой площади. На фоне неоднократно поданных в адрес Президента России и Генерального прокурора обращений о неправомерности приказов регулятора об установлении нормативов для граждан Адыгеи фантазии жили четыре года. Их высокий полёт в городе Майкопе был прерван Верховным Судом Республики Адыгея, признавшим нормативы недействующими по основаниям, изложенным выше, в ноябре 2016 года. Такое решение суда в силу закона предполагает издание нового нормативного акта, заменяющего отменённый судом. Для его принятия в соответствии с требованиями ПП РФ № 306, поверьте, с избытком хватит двух недель.

Однако такая поспешность в данном случае сопровождалась бы снижением необоснованных доходов РСО, стабильное обеспечение которыми исходя из изложенных здесь фактов, всегда являлось одной из приоритетных задач в коммунальной сфере власти региона в целом, и органа государственного регулирования в частности.

С отчаянным упорством лётчика подбитого в глубоком тылу врага самолёта, стремящегося «дотянуть до базы» любой ценой, под предлогом сбора имеющихся в РСО архивируемых данных приборов учёта тепловой энергии для определения нормативов с применением метода аналогов (реальный срок получения этой информации – 3 дня) УГРЦТ РА затянуло принятие новых нормативов на очередные семь месяцев.

С высоты своих полномочий на акт привычной в этих случаях волокиты равнодушно взирали органы государственного жилищного надзора и прокуратуры. По негласной рекомендации откуда – то «сверху» исполнители коммунальных услуг в течение этого периода вновь начисляют платежи по муниципальным нормативам 2007 г.

Тот факт, что ранее принятые  вопреки закону Постановления Кабинета Министров Республики Адыгея от 14 сентября 2012 года № 194, от 4 фев­раля 2013 года № 12 о применении для расчётов нормативов потребления, действовавших до 30 июня 2012 года, были отменены  Постановлением от 30 сентября 2016 г. № 180, что эти нормативы выше отменённых судом, смущения у контролирующих процесс должностных лиц не вызвал… Впрочем, смущение – элемент совести, а совесть и власть, когда речь идёт о деньгах – понятия несовместимые. Да и не о морали и совести эта история, о ГЧП регионального масштаба.

…О том, что применяемые для расчётов с населением нормативы потребления тепловой энергии на отопление приняты с нарушением федерального законодательства, являются необоснованными и завышенными,  а их использование при начислении платы за услугу  нарушает имущественные права десятков тысяч граждан на протяжении шести с половиной лет, было хорошо известно всем расположенным на территории республики институтам власти в лице их первых руководителей: Кабинету министров, министерству строительства и ЖКХ, органам государственного жилищного надзора и прокуратуры Республики Адыгея.

Все названные структуры, имевшие в течение всего этого периода реальную возможность инициировать  действия в интересах населения по приведению нормативов потребления в соответствие закону, не сделали этого. Все они, наряду с Управлением государственного регулирования цен и тарифов РА, а так же теплоснабжающие организации, по праву  могут считаться членами государственно – частного партнёрства, негласно сформированного в республике в целях неосновательного обогащения монополистов.

ГЧП по российским законам предполагает вложение средств его участниками в развитие. У нас оно воплотилось в орган, созданный для изъятия денег у населения в пользу РСО (только ли?).

Впрочем, следуя принципу объективности, необходимо признать, что органы государственной власти вносили и вносят свой посильный вклад в заветный кошелёк.

Согласно изменениям, внесённым в государственную Программу Республики Адыгея «Энергетическая эффективность и развитие энергетики» Постановлением КМ РА от 29 мая 2017 г. № 95, удельный расход тепловой энергии на снабжение органов государственной власти и государственных учреждений в течение четырёхлетнего периода составит от 0,28 до 0,25 Гкал на квадратный метр в год. Это, конечно, на 40% меньше, чем в Якутии (потолок не преодолён), но в три раза больше, чем в соседнем Краснодарском крае. Нет сомнений, что соблюдение установленных параметров «энергоэффективности» сопровождается необходимым финансированием, а деньги осваиваются в полном объёме. Аналогичная ситуация во всех организациях, финансируемых из бюджета. Фактические объёмы реализации тепла в них формируются на основании непроверенного расчёта, произведённого поставщиком, либо показаний прибора учёта, настроенного им же.

Ущерб, причинённый населению и бюджету неправомерными действиями и бездействием  выше названного сообщества в процессе государственного регулирования нормативов потребления, осуществления контроля сроков  и обоснованности принимаемых  решений, их применения  при расчёте платежей, эффективности расходования бюджетных средств на цели теплоснабжения, исчисляется десятками миллионов рублей.

Его размер для конкретной семьи, проживающей в  5 – 9 этажном доме, легко рассчитать, умножив разницу между применяемыми  и установленными с 1 июля 2017 года нормативами потребления на тарифы, действовавшие в различные периоды, либо умножив понесённые за шесть с половиной лет затраты на отопление на имевший место %  завышения норматива и поделив на 100. Для города Майкопа это 17,9 %, для Адыгейска — 18,5 %, для Тахтамукайского района — 31 %, для посёлка Майского Кошехабльского района – 43,8%, для посёлка городского типа Тлюстенхабля  Теучежского района – 75 %. Для владельца квартиры площадью 72 квадратных метра в городе Майкопе результат составит примерно 20 000 рублей.

Умом Россию не понять… В стране, за четыре года победившей фашизм, необходимо шесть с половиной лет для появления в отдельно взятом регионе документа, основанного на федеральных законах в сфере ЖКХ и учитывающего интересы проживающих в нём граждан.

На фоне всей этой истории довольно интересно смотрится Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 27.12.2016 N 63 «О рассмотрении судами споров об оплате энергии в случае признания недействующим нормативного правового акта, которым установлена регулируемая цена». В контексте рассматриваемой ситуации подробное изложение его содержания не будет лишним.

Согласно этому документу, «в случае признания судом недействующим нормативного правового акта об установлении регулируемой цены, подлежащей применению в расчетах неопределенного круга лиц с ресурсоснабжающими организациями за поставленный ресурс, с целью надлежащего урегулирования данных отношений соответствующий орган в силу его компетенции, закрепленной законом и иными правовыми актами, и в связи с принятием соответствующего решения суда обязан принять нормативный правовой акт, заменяющий нормативный правовой акт, признанный судом недействующим. Признание нормативного правового акта недействующим, в том числе с даты, отличной от дня его принятия, по смыслу статьи 13 ГК РФ, не является основанием для отказа в защите гражданских прав, нарушенных в период действия этого акта.

Если нормативный правовой акт признан судом недействующим в связи с завышенным размером цены ресурса, потребитель соответствующего ресурса, добросовестно оплативший его стоимость поставщику ресурса, вправе взыскать с последнего переплату, в том числе за период до признания судом нормативного правового акта недействующим (пункт 1 статьи 424подпункт 3 статьи 1103 ГК РФ), или зачесть это требование в отношении своих обязательств перед поставщиком (статья 410 ГК РФ).

При этом споры об оплате ресурса за соответствующий период регулирования, в том числе за время, предшествующее вступлению в законную силу решения суда, которым признан недействующим нормативный правовой акт, подлежат рассмотрению исходя из регулируемой цены, установленной заменяющим нормативным правовым актом.

 Разъяснения, содержащиеся в Постановлении, подлежат применению при рассмотрении споров об оплате коммунальных услуг (ресурсов) в случае признания недействующим нормативного правового акта, которым установлены нормативы потребления коммунальных услуг».

И как тут не крути, а Приказ УГРЦТ РА от 30 мая 2017 г. № 70-п об установлении новых нормативов потребления на отопление является нормативным правовым актом, заменяющим признанный Верховным Судом Республики Адыгея недействующим, а предыдущий период регулирования в данном случае равняется 1 году.

…Нет, это не о прокуроре, который вдруг, «выступая в интересах неопределённого круга лиц…». Не надо превращать историю о беззаконии в добрую сказку.

Это — о том, что в условиях, когда спасение утопающих – дело исключительно самих утопающих, каждый пострадавший в этой ситуации гражданин вправе потребовать возврата «награбленного» (увы, только за один год из шести с половиной…), в том числе в судебном порядке.